Единственный город СССР, который не признали городом-героем, несмотря на отважную оборону

204 дня и ночи (июль 1942 – январь 1943 г.) линия фронта проходила прямо через город. За всю войну было только 2 таких советских города. Второй – Сталинград. Германские войска смогли захватить бо́льшую часть основной, правобережной части города. Но пробиться на левый берег реки Воронеж им не удалось. Но почему несмотря на это, городу не дали звания героя?

Как и в Сталинграде, в Воронеже сотни тысяч мирных жителей оказались на линии фронта – где практически ежедневно кипят уличные бои. Основные силы Красной Армии закрепились в левобережной части города.

Как советские солдаты пытались вернуть себе правый берег города

Мосты через реку Воронеж советские сапёры взорвали, однако по сохранившимся мостовым опорам и дамбе по ночам на правый берег перебрасывались подкрепления и боеприпасы, для удержания небольших плацдармов.

Один из них был в северном городке сельхозинститута, где сражения приобрели очень ожесточённый характер – до рукопашных схваток за каждый дом.

Другой плацдарм – Чижовский – был создан в августе 1942 г. По ночам красноармейцы сооружали скрытую переправу из бетонных осколков и битого кирпича. Она была на полметра прикрыта водами реки и невидима с воздуха.

По этой дамбе, а также по остаткам Вогрэсовского моста ночью 11- 12 августа 1942 г. на правый берег перебросили две стрелковые дивизии и одну танковую бригаду 40-й армии. Утром они пошли в атаку, но попали под плотный огонь. Танкисты вырвались вперёд, и к концу дня их окружили в городских кварталах. Большинство танков было подбито или захвачено неприятелем.

Несмотря на упорные попытки противника ликвидировать этот плацдарм, советские бойцы стояли насмерть и удержали его – благодаря огромному мужеству и ценой больших потерь. Первоначально Чижовский плацдарм состоял из шестнадцати дворов у дамбы, затем его удалось немного расширить.


Красноармейцы у сельхозинститута, лето 1942 г. Фото в свободном доступе.

Ответные попытки гитлеровцев

Немецкий десант тоже побывал на левом берегу города. Но ни закрепиться там на плацдарме, ни, тем более, развить наступления им там не дали.

В частности, участник битвы за Воронеж Пётр Васильевич Немцев (1923-2020) вспоминал:

«дальше улицы Крестьянской, что у Черновского моста, враги не прошли. Всё потому, что у нас была организована очень крепкая оборона на левом берегу».

Об ожесточённости боёв – их непосредственный участник

В 1941 — начале 1942 гг. часть Петра Васильевича была на Дальнем Востоке: прикрывала границы от возможного нападения японцев. В начале лета 42-го на поезде их перебросили в Елец, откуда они своим ходом трое суток добирались до Воронежа.

«В Воронеже мы меняли в окопах дивизию, в которой были очень большие потери. В ротах осталось по 4-5 человек: кто погиб, кого ранило,– рассказывал Пётр Немцев, – самый тяжёлый момент – это выйти из окопа по сигналу и атаковать, навстречу шквальному огню. Тяжело было внутренне, но чтоб сбежать с поля боя – такого не было. Все были молодые и каждый надеялся, что его не убьют».

В одной из таких атак Пётр Васильевич был ранен, выбыл из строя и весть об освобождении Воронежа пришла, когда он лечился в госпитале в Тамбове. Она пришла практически одновременно с новостью об окончательной победе под Сталинградом.


Воронеж, ул. 20 лет Октября. Фото в свободном доступе.

Почему немцы не смогли взять Воронеж и почему его не признали Городом-героем?

Почему же оккупанты так и не сумели взять город целиком? Ответ даёт участница Воронежской битвы Полина Григорьевна Таранова, санинструктор 195-й отдельной разведроты:

«Люди сражались самоотверженно, были настроены на победу, не боялись смерти. Эту веру в победу укрепил успешный исход битвы за Москву. А после побед под Воронежем и Сталинградом мы были ещё больше воодушевлены и уверены в себе».

Причина, по которой звание Города-героя обошло стороной Воронеж, – это дружба с социалистическими Венгрией и Румынией. В битве под Воронежем погибло не менее 150 тыс. венгров – это самая большая катастрофа за всю многовековую историю этой страны. Поэтому и решили в Москве не принижать героизацией Воронежа самосознание «братской социалистической страны». А город Лиски вообще в 1965-1991 гг. назывался Георгиу-Деж – его переименовали в честь лидера румынских коммунистов.