Светлана вскрыла ящик стола мужа, к которому он запретил ей подходить. Находки испугали её

Прошла почти неделя, как Светлана вернулась домой из больницы.

Стас всячески избегал её, объясняя, что у него на работе аврал. Приходил поздно. Заглянув к ней в комнату, даже не заходил, видя, что она спит. Хотя она не спала. Просто, услышав звук открываемой входной двери, делала вид, что спит. Пока её такая жизнь устраивала. И видимо, мужа тоже.

Наклейку на её машине он снял в тот же день — Светлана сразу после его ухода вышла и проверила.

Каждое утро, проводив мужа на работу и оставшись одна, Светлана упорно занималась самолечением. И с каждым днём чувствовала себя лучше и лучше.

Голова почти не болела. На руках и ногах не осталось ни единого следа от ушибов. Шрам на голове стал заметно бледнее и тоньше.

Днём она выходила на улицу. Одевалась по-спортивному, на голову — бейсболку. В таком виде она была похожа на парня — высокая, стройная, с коротко стриженными волосами.

Быстро пробегала мимо соседей, изредка попадавшихся ей. Её не узнавали и проходили мимо, не здороваясь, как раньше. Светлана была этим довольна — меньше вопросов. Да и выслушивать мысли соседей совсем не хотелось.

Гуляла она в основном в сквере, который находился неподалёку от дома.

После этих прогулок она приходила домой полная сил и энергии. Могла бы, конечно, дома навести порядок и ей очень этого хотелось. Но Светлана решила, что ей надо поддерживать статус больной и слабой женщины. Пусть муж пока так считает.

Светлана порой сама себе удивлялась — она стала такой предусмотрительной, чего раньше за собой не замечала.

— Наверное, жить захочешь, будешь тут и стратегом и тактиком. На войне, как на войне, — усмехнулась она.

Как-то днём она решила открыть стол Стаса, чего никогда не делала после одного случая.

Тогда, убираясь в квартире, Светлана решила навести порядок и у мужа на письменном столе. Вытерла пыль сверху, хотела открыть ящики, но тут неожиданно подошёл Стас и больно схватил её за руку, резко сказав:

— Не надо ничего тут трогать!
— Да, я только прибрать хотела, — растерянно сказала Светлана.

Он так на неё посмотрел, что ей стало не по себе.

— Хорошо, хорошо. Я больше никогда не буду трогать твой стол, — проговорила она сквозь слёзы.

Уже через несколько минут муж подошёл, обнял её:

— Не сердись. Просто не люблю, когда нарушают мой порядок, — он засмеялся, — Понимаешь, то, что тебе кажется беспорядком — для меня это свой порядок. Потом после тебя я ничего не найду. Не обижайся. И не трогай больше у меня ничего.

Светлана долго не могла забыть его чужой, тяжёлый взгляд. Но её обиды хватило только на несколько дней. А потом всё как-то сгладилось. Но она больше никогда не подходила к его столу.

Сейчас, припоминая это, подумала, что он тогда впервые показал своё истинное лицо. Очень жаль, что тогда она не присмотрелась к этому лицу повнимательнее.

На этот раз она решила посмотреть, что же у него в столе. Подошла к столу, внимательно осмотрев всё, что лежало сверху, запоминая, как что лежит.

Открыла верхний ящик, осторожно осмотрела все лежащие там бумаги. Ничего необычного — в основном бланки договоров, какие-то сметы. Стас руководил небольшой строительной фирмой, вернее, филиалом какой-то строительной компании. Светлана даже названия не знала.

Муж ещё в самом начале их совместной жизни сказал, чтобы она не вмешивалась в его работу. Зарплату он приносил домой довольно неплохую даже по питерским меркам.

Светлана только сейчас поняла, что она и про его работу ничего толком не знает. Только то, что он работает в строительстве. Когда они поженились, он заканчивал учёбу на строительном факультете на заочном отделении. Работал на стройке сначала бригадиром, потом прорабом. А два года назад нашёл вот эту работу, на которой работает и по сей день.

Она осторожно открыла ящики с левой стороны. Там были одни бумаги. А вот справа дверца была всегда закрыта. Но на сей раз из дверцы торчал ключ — Стас забыл, видимо.

Светлана, замирая от страха, повернула ключ. Открыла первый ящик — там тоже были какие-то бумаги, разложенные по папкам. А вот в нижнем ящике она увидела два свёртка. Развернув их, Светлана ахнула — в одном оказался тяжёлый пистолет. В другом — несколько пачек денег. Она прикинула на взгляд — его зарплата точно не потянет на такие накопления. Светлана снова завернула пистолет и деньги, стараясь положить их также, как они лежали. Закрыла дверцу. Внимательно всё осмотрела на столе — вроде всё так же, как было.

Села на кухне. Наварила себе зелёный чай. Немного успокоившись, она задумалась. А кто её муж? Чем он занимается? Ведь она не знает даже, где и как он жил до встречи с ней.

Её раздумья прервал звук открываемой двери. Стас. Так рано! А она только минут двадцать назад открывала его стол.

От одной мысли, что он мог застать её врасплох, у неё заболела голова. Она слышала, что он сразу торопливо пошёл в комнату. Наверное, вспомнил, что ключ оставил и примчался. Потом уже заглянул на кухню.

— Привет! Чай пьёшь? Мне тоже налей. Я сейчас.

Переодевшись, он присел рядом.

— Ты что-то бледная какая-то. А я хотел тебя погулять вывести, вот специально пораньше приехал. На работе всё устаканилось. Теперь можно и с любимой женой побыть.
— Прости, голова что-то разболелась. В следующий раз, хорошо?

Она закрыла глаза, услышав его: «Зря сорвался так рано. Сиди теперь с ней, развлекай до ночи».

А вслух сказал:

— Ладно, как-нибудь ещё раз пораньше приеду. Ты иди полежи. А доктор тебе что-то прописал, какое-нибудь лекарство от головной боли?
— Да, я принимаю таблетки. Но только когда сильно болит голова.

Он ничего не сказал, но Светлана услышала: «Таблетки? Это хорошо…»