Почему советское воспитание — это то, от чего нам следует отказаться прямо сейчас?

Когда-то давно я читала и редактировала текст о матери, которая страдала послеродовой депрессией и очень переживала за свои отношения с малышом: что он не сможет ее полюбить, что не привяжется к матери с психологическими трудностями, что она недостаточно хорошо о нем заботится и так далее.

И она рассказывает, что в какой-то момент просто решила, что не будет пилить себя за свое состояние и сосредоточится на самых базовых потребностях ребенка — быть накормленным, сухим, чистым, здоровым. И благодаря этим нехитрым действиям она начала замечать, как в ней самой постепенно просыпаются чувства к ребенку, ведь привязанность рождается в заботе.

Я вспомнила об этой истории, когда размышляла о том, что невозможно воспитать гармоничную личность, игнорируя самые базовые потребности ребенка. И мне кажется, нужно чаще об этом говорить — мы сейчас так сосредоточены на психологическом благополучии детей, что их физическое состояние и заботу о нем как-то не то чтобы отодвигаем на второй план, но считаем чем-то, что настроится по умолчанию, а потому не требует особого обсуждения.

Но это ведь не так! Это так же неверно, как и установка о том, что грудное вскармливание наладит само себя, а любовь придет в первую же минуту после родов (сколько людей были травмированы открытием того, что это далеко не всегда так, науке не известно). Так и с физической заботой о ребенке. Если с тем, как надевать подгузник, можно разобраться в первые несколько суток, то с тем, как не залечить, не упустить и не сделать хуже, надо начинать работать немного загодя, а потом продолжать всю родительскую жизнь.

Многие говорят, вот, мол, установки и правила воспитания изменятся, мы все окажемся неправы, и наши дети будут в ужасе от наших методов родительства. Я в это не верю, но допускаю, что это и правда может быть (ведь кажется же нам дичью лупить детей). Но знаете, на что мы всегда сможем опереться? На актуальные знания. Да, все может тысячу раз поменяться, — в педагогике ли, в медицине ли — но суть должна всегда оставаться одной: делать так, как лучше для ребенка. Мне кажется, эта мантра помогает нам выпутываться из сложного наследия в сфере воспитания, которое ударило по всем нам, и от которого мы так стараемся избавиться всеми возможными способами.

Именно поэтому серьезных изменений в родительстве — во всяком случае, вот таких, какие происходят сейчас — больше не будет. Потому что вектор изменен кардинально и направлен на благо детей. И задача будущих поколений будет заключаться в том, чтобы лишь иногда его корректировать с поправкой на контекст времени.

И еще, думаю, не лишним будет уточнить, что я не считаю соблюдение интересов ребенка потаканием его слабостям. Иногда в интересах ребенка нам необходимо принимать трудные решения, оценивать риски, отказывать, критиковать и много думать. И главным нашим инструментом в создании благоприятной для ребенка обстановки я считаю знания. Именно на них сегодня нужно опираться в воспитании, а не на то, что проросло в легенды и мифы о славном советском воспитании.

Знаете, если мы суммируем его в нескольких словах, то окажется, что воспитывали тогда не детей, а заготовки людей системы: меньше чувств и отношений с собственным «я», больше соответствия заданным стандартам и соблюдения принципов коллективизма.

Любое проявление слабости и «плохое поведение» ребенка считали следствием педагогической профнепригодности родителя: как это так, мамаша, у вас ребенок орет на всю улицу, плохо же вы за ним смотрите и ремня, видно, редко прописываете!

Воспитание сводилось к тому, чтобы дать ребенку самые базовые вещи, а уж всякие там эмпатии, эмоциональный интеллект и здоровая самооценка — это все, конечно, в сферу родительских компетенций не входило. Все живы, обуты, одеты, сыты — уже отлично.

Сейчас этого явно недостаточно: как говорят психологи, ценность ребенка сильно выросла, и поэтому современные родители обеспечивают своим детям не только необходимый минимум, но и дают сверх этого набора для выживания еще и много других, неосязаемых, но таких важных вещей — умение называть и распознавать свои чувства, чуткость к потребностям своего тела, разума и психики, базовое доверие к миру, критическое мышление.

Есть такая расхожая фраза о том, что, мол, как бы мы ни старались, нашим детям все равно будет с чем обратиться к психотерапевту. Употребляют ее обычно в несколько ёрническом контексте, а я вот думаю, что ничего ужасного в том, что наши дети будут обращаться к терапевтам нет. Наоборот — очень здорово, если они будут знать, что это не роскошь, глупость или стыдоба, а вполне доступная и даже необходимая опция.