Нашли в заводском бомбоубежище рабочий телефон. Подняв трубку, нас бросило в дрожь от услышанного голоса

Изучая весьма крупный заброшенный завод в одном из южных регионов страны, мы обнаружили очередное бомбоубежище, встроенное в здание заводоуправления. С высокой крыши цеха нами был замечен неприметный кирпичный короб вентиляционной шахты рядом с примыкающим корпусом. Недолго думая, сразу же отправились к нему.

Днём подходить туда было весьма рискованно, так как была возможность быть замеченными охраной, пункт которой располагался совсем рядом. Но всё же любопытство узнать, куда она нас приведёт, оказалось сильнее страха. Предварительно осмотревшись, быстрой перебежкой мы мигом оказались у шахты и нырнули внутрь.

Не смотря на то, что вентшахта располагалась не очень далеко от здания, всё же пришлось преодолеть путь в 15 метров внутри тесной вентиляционной трубы, ведущей к зданию по диагонали. В конце трубы, как и положено, находилась защитная секция УЗС, которая без проблем открылась, и мы оказались внутри защитного сооружения.


Внутри вентшахты



Гермофорточка эвакуационного выхода

Внутри всё было в отличном состоянии. В помещениях было чисто, сухо, а также имелось рабочее освещение. Но включать мы его не стали. Сразу же в глаза бросилось некоторое количество схем убежища и маленький плакат по тематике ГО.

Судя по схеме, убежище особо ничем не отличалось от стандартных встроенных в здания укрытий, но, всё же, некоторые нестандартные решения в конструкции присутствуют, о чём говорит уже странно устроенный эвакуационный лаз, идущий к сооружению по диагонали.

Для начала зашли в комнату ФВУ, где внутри, как всегда это бывает, все было окутано змеиными завихрениями вентиляционной системы. Оборудование было в рабочем состоянии и не разобрано на цветмет.



К сожалению, сооружение не было оборудовано резервным источником питания в виде дизель-генератора. Тут имелось подключение от общей заводской подстанции. Собственно, вот и силовой щиток, а рядом на тумбочке — радио и стационарный телефон.

Рядом с телефонным столиком находился один из входов в убежище, ведущий прямиком в здание заводоуправления

Массивные гермодвери также были в отличном состоянии: затворные механизмы смазаны, а герметизация не потрескалась от старости.

Подниматься по лестнице в здание мы не рискнули, так как весьма отчетливо были слышны чьи-то отдаленные голоса. Максимум мы дошли до входной двери, на которой висела табличка с наименованием убежища.


Вернувшись обратно, подробно запечатлели оставшиеся помещения сооружения. Так выглядит зал для укрываемых. Внутри — несколько рядов с нарами и два объемных резервуара для хранения воды, подвешенных под потолком.



В одну из стен уходила вентиляционная труба метрового диаметра, судя по всему, ведущая в общую вытяжку здания заводоуправления.

Напоследок перед тем, как покинуть защитное сооружение, решили сделать фото на память со стационарным телефоном.

Подняв трубку, мы услышали громкий затяжной гудок. В течении 5 минут я вслушивался в трубку, позируя перед камерой товарища, как вдруг гудок прервался на глухую тишину и странный треск. Я продолжал молчать и показал товарищу жестом: “Тсс…”. Внезапно через несколько секунд тишину прервал громкий и грубый мужской голос: — “АЛЁ, КТО НА ЛИНИИ?!”. Я молча положил трубку… Нас бросило в дрожь. Я тревожно сказал товарищу: “Нам пора”.

Мы быстро собрались и ушли так же, как и пришли.

Впервые это убежище мы посетили в 2014 году, успев застать его в хорошем состоянии. Вскоре за убежищем перестали следить, и уже через год оно было полностью затоплено дождевой водой





Более мы сюда не возвращались, а фотография с телефоном так до сих пор и напоминает о том внезапном устрашающем голосе на другом конце провода.