Самая крамольная фраза из «Бриллиантовой руки», которую непонятно как пропустила цензура

Советская цензура часто «резала» кинокартины Леонида Гайдая. Один из первых фильмов — «Жених с того света» — в результате правок превратился в короткометражный, от него осталось всего 48 минут. В тот момент карьера Леонида Иовича могла прерваться, толком не начавшись. Вернуться в профессию помог Иван Пырьев. А чего стоила цензура в «Иване Васильевиче«? Например, помните, управдом Бунша спрашивает: «за чей счет этот банкет, кто оплачивать будет«? Милославский отвечает: «Народ, батюшка!» Эту крамольную фразу пришлось изменить на «Во всяком случае, не мы«. Ну, а фильм «Не может быть» вообще запретили снимать, в том смысле, что Гайдай хотел перенести действие в 70-е годы, но киношное начальство решило, что пороки, показанные у Зощенко, уже давно изжиты. И пришлось Гайдаю снимать кино про 1920 — 30-е годы.

С «Бриллиантовой рукой» вышла немного другая история. Как вы знаете, великий режиссер в конце специально прилепил ядерный взрыв. Мол, все, что вы до этого видели на экране — сказка, а вот это правда жизни. Пораженные члены комиссии согласились оставить практически все, «как есть», только бы убрать ядерный взрыв. Но их тоже можно понять: на фильм были потрачены значительные суммы, и если бы его положили на полку, они бы просто пропали. В итоге, изменения оказались минимальными. Например, героиня Мордюковой говорит «и я не удивлюсь, что ваш муж тайно посещает синагогу«, но слово «синагогу» в процессе озвучки заменили на «любовницу».

Однако, в фильме есть фраза, которую даже непонятно, как пропустила цензура. Помните, когда Шеф с Леликом устраивают «разнос» Геше после провала операции в Турции? А потом Геша видит всё это во сне. Угрозы Лелика звучат, скорее, метафорически: «Чтоб ты сдох, чтобы я видел тебя в гробу в белых тапках!» Ведь понятно, что он смерти Геше по-настоящему не желает. А вот угроза Шефа, на контрасте с Леликом, более реальна — «Чтоб ты жил на одну зарплату!!!»

Напомню, что «обаятельных преступников» в советском кино было немного. Вспомните, с какими упырями борется герой Збруева в «Два билета на дневной сеанс«. А «Следствие ведут ЗнаТоКи«? Наглый и жадный пройдоха Кудряшов, сломавший жизнь Ирине Масловой. Звероподобный хулиган Багров. Омерзительный и бессовестный управдом Мусницкий. А вот в серии «Ответный удар» главный преступник в исполнении Менглета получился обаятельным, за что создателям «прилетело» от критиков — это как же, директор свалки и расхититель вызывает больше симпатий, что Пал Палыч с Томиным? К чему я это пишу. Геша Козодоев — явно обаятельный негодяй. Он хорошо одевается, вежлив, отлично танцует и поет, и с Семен Семенычем он сначала, до бриллиантов, сдружился искренне. Зритель не может не симпатизировать Козодоеву. И вот для такого симпатичного парня главная угроза в жизни — остаться без «подработки» и жить на одну зарплату модели? Говорят, в СССР люди таких профессий зарабатывали немного. Получается, что зарплаты советских граждан — нищенские?

Конечно, «Бриллиантовая рука» — комедия. Но все-таки, многие зрители в комментариях писали, что это крупный прокол цензоров. «Шеф знает самое страшное проклятье«, «и от зарплаты до зарплаты«, «это ж надо так ненавидеть«, — пишут они. Осталось загадкой — ну как, как же советская цензура пропустила такой «антисоветский» выпад?

Но мое мнение, хорошо, что не вырезали. Фильм вышел гениальным, и эта фраза, ставшая потом крылатой — одна из многочисленных жемчужин блистательной комедии Леонида Гайдая.

Кстати говоря, многие в интернете пишут, что законопослушному немцу или датчанину фраза «Чтоб ты жил на одну зарплату» в качестве угрозы кажется дикой и непонятной….. )