Проклятое место в уссурийской тайге

После окончания военного училища я был распределён в ДальВО. Там служил в гарнизоне одного полка, дислоцированного в уссурийской тайге. В начале 1990 года недалеко от нас, в широком распадке, раскинувшемся между поросшими кедрачом сопками, стали возводить комплекс зданий для новой воинской части. Одной из тех, что по воле недальновидных политиков начали выводить из стран Восточной Европы.

К осени для передислокации было сделано всё необходимое: возвели здания и сооружения, обустроили территорию, завезли оборудование, мебель и т. п. В общем, осталось лишь дождаться прибытия «европейцев».

Чтобы никто из местных не лазил по новому объекту, не расхищал там казённое имущество, стали отправлять солдат для охраны. Как полагается, с целью оперативного реагирования на возможные инциденты, провели полевую связь, соединяющую одну из новых казарм с гарнизонной дежуркой.

Поначалу на этот удалённый пост добровольно вызывались старослужащие солдаты. А почему бы и нет?! Ведь там протекала не суровая воинская служба, а складывалась чуть ли не волшебная сказка. Целые сутки ничегонеделания: спи, валяйся на койке в новой казарме, чаёк попивай, да брюхо набивай (сторожам суточный паёк выдавали). Из всех обязанностей — лишь периодический обход территории, да лаконичный доклад в дежурку о «всёвпорядке». В общем, как в известной пословице, солдат спит, а служба идёт.

Поначалу на охраняемом объекте всё складывалось благополучно. Однако, спустя две недели, ситуация кардинально изменилась. Как-то раз, посреди осенней ночи врывается в дежурку такой вот, отправленный на охрану объекта, «дедушка». Озадачил всех, кто в это время вместе с оперативным дежурным там находился.

Надо сказать, внешний вид у солдата был жалкий и одновременно пугающий: не обут, ноги сбитые, грязные; одет лишь в изодранное исподнее; лицо бледное, перекошенное гримасами; глаза дикие, выпученные, что у «бешеного таракана» во время дня химзащиты; весь трясётся от страха; речь неразборчивая, бессвязная.

C большим трудом смогли привести «защитничка» в более-менее адекватное состояние. Даже пришлось для этого «айболита» из санчасти выдернуть. После кружки горячего чая с успокоительным боец наконец-то смог сбивчиво рассказать о том, что случилось на объекте.

Вечером, как обычно, он лёг спать в новой казарме. Уснул быстро, но в полночь был разбужен каким-то посторонним звуком, похожим на монотонный шёпот. Сон сразу как рукой сняло и одновременно стало страшно. Испугался сильно, но сам не знает, чего. Страх буквально парализовал, проникнув в каждую клеточку тела, нельзя пошевелить ни рукой, ни ногой. Лежал, какое-то время неподвижно, пытаясь понять, что происходит.

Наконец, смог приоткрыть глаза, скосил их на звук и в лунном свете увидел, рядом на соседней кровати находится сгорбленный, заросший, бородатый старик, одетый в странную одежду. Сидит, скрестив ноги, пристально смотрит на спящего солдата и шепчет какую-то «мантру».

Горбун почувствовал, что за ним наблюдают, его бормотание стало громче, начало убыстряться. Вскоре оно зазвучало как зловещий набат, и когда достигло своего апогея, старик направил в сторону солдата указующий перст.

Сердце у того забилось в бешеном ритме, волосы на теле встали дыбом, а между ними промчалась волна холодных мурашек. По всей видимости, наступала развязка. И тогда солдат собрал все силы и заорал благим матом, и в тот же миг сковывающий паралич отпустил.

Боец в чём спал так и рванул из казармы на выход, затем пересёк территорию, перелетел через забор и помчался по тёмной дороге, ведущей через тайгу в часть.

Ну, в дежурке первым делом предположили, что воин находится под воздействием какого-то препарата, вещества. Однако «айболит» после осмотра несчастного заверил, что признаков употребления «запрещенки» нет, человек находится в шоке, действительно чем-то сильно напуган.

На следующие дежурства был отправлен другой дембель -доброволец. Однако через трое суток он также прибежал в гарнизон посреди ночи. Новоявленный охранник тоже был сильно перепуган. Когда его привели в чувства, он поведал почти аналогичную историю про загадочного горбатого старика, непостижимым образом появившегося из ниоткуда в запертом помещении. Оказывается, новый охранник на ночь закрывался в небольшом помещении без окон, предназначенном для оружейки. По гарнизону стали распространяться тревожные слухи.

После того как через пару дней история повторилась с очередным охранником, все старослужащие, как один заявили, что не будут заступать на «охрану» в новую часть. Тогда командование отказалось от практики использования добровольцев, и стало в приказном порядке посылать туда двух «молодых» военнослужащих. После этого визиты загадочного горбуна прекратились. Командование решило, что вся суматоха была долгоиграющим розыгрышем, который устроили дембеля.

Однако, когда история стала известна местным жителям, те дружно заявили, что место для размещения новой воинской части выбрано неудачно. Это если мягко сказать. Нет, не из-за географического расположения объекта, с этим то как раз всё в порядке. А если сказать кратко, и, по сути, то проклято оно. Там несколько столетий проживали староверы, там же и хоронили усопших. Прибыли сюда давно, скрываясь от гонений за свою веру. Жили благополучно до тридцатых годов, пока их не коснулась политика раскрестьянивания в ходе проведения коллективизации сельхозхозяйства.

Сначала активистов и уполномоченных, прибывших из райцентра для «раскулачивания» крепких хозяйств, постигла неудача. Староверы оказались неробкого десятка. Тогда спустя время, усыпив бдительность, в дело вступил НКВД. Детали спецоперации неизвестны, но из деревни в неизвестном направление были вывезены все жители. Их следы затерялись, но они успели наложить проклятие, согласно которого на этом месте никто не сможет удержаться.

Так и получилось. Сначала в поселении не ужились семьи деревенской бедноты, которым советская власть выделила дома прежних хозяев. Постепенно все сбежали оттуда. Потом в страхе разбежалось несколько бригад, посланных разобрать и перевезти срубы брошенных добротных домов. Долгое время деревня стояла покинутой, пока не сгорела. Со временем пепелище поглотила тайга, а местные жители стали обходить его стороной. Каждый, кто посещал этот распадок испытывал приступы необъяснимого страха. Спустя несколько десятилетий такая же участь постигла сборщиков кедрового ореха.

Прошли года, и вот история поселения староверов получила дальнейшее развитие, когда на его месте был построен новый военный городок. Однако он просуществовал недолго. Воинскую часть, которая должна была в нём расположиться, расформировали ещё до прибытия в ДальВО. Вскоре произошёл развал Советского Союза. К 1993 году наш полк и гарнизон также прекратили своё существование. Теперь посреди тайги лежит угрюмая заброшка, здания разобрали и продали стройматериалом, дорога разрушилась и заросла подлеском. Проклятие староверов действует до сих пор, не теряя своей магической силы…