Понять и Простить: Почему угонщики, бежавшие из СССР на захваченном Ту-154, умоляли Советское руководство вернуть их на Родину?

19 августа 1990 г. экипаж Ту-154 готовился к вылету из города Нерюнгри в Якутск. На борту находилось 7 членов экипажа и 85 пассажиров. В это же время, около полудня, в местный аэропорт приехал автозак. Конвой доставил 15 заключенных, которым предстояло отправиться в Якутск. Почти все они были матерыми лагерными волками.

Обычно, осужденные, которым предстоит полет, проходят обязательный обыск в служебном помещении аэропорта. Конвоиры даже заглядывают подопечным в рот — вдруг там есть лезвие или другой опасный предмет. Но в тот день автозак опоздал. До отправления самолета оставались минуты и охранники махнули заключенным рукой, дескать, проходите дальше, обыска не будет. Несколько заключенных переглянулись — на эту халатность они вероятно и рассчитывали.

Последний на борт поднялся заключенный Евдокимов — у него была одна нога и он сильно хромал. Никто и подумать е мог, что в протезе он спрятал заряженный обрез, который ему за деньги передал один из охранников тюрьмы а в его вещах лежит странный сверток с проводами. Все заключенные lолжны быть пристегнуты наручниками, но в том злополучном рейсе на 15 преступников было всего 3 пары браслетов. Как позже будут объяснять конвоиры — нехватка финансирования.

В 12:25 самолет вылетел из Нерюнгри. Спустя 6 минут после взлета, раздается стук в дверь пилотской кабины. Бортинженер посмотрев в глазок, увидел бортпроводницу Татьяну Шарфаголиеву и без колебаний открыл замок. Стюардесса передает клочок бумаги и тут же бросается назад в салон. В записке была угроза — в случае неповиновения, привести в действие взрывное устройство.


Алексей Камошин бортинженер рейса 4076

Экипаж решает отправить на разведку бортинженера Алексея Камошина. Тот берет с собой табельный пистолет и осторожно проходит в салон. Увиденная летчиком картина напоминает кадры американского боевика — искаженные ужасом лица пассажиров, трое конвойных целятся из автоматов и пистолетов в заключенных, в руках одного из которых оружие. Рядом стояла сумка, из которой торчали провода. Бортинженер, оценив ситуацию, принимает нелегкое решение и приказывает конвою сложить оружие.

Двое подчиняются, а третий, сержант Борщ, неожиданно отказывается сдаваться. Его руки трясутся, дуло автомата пляшет, вот-вот начнется стрельба. Бортинженер повернулся к нему и сказал бросить автомат, но тот непроизвольно нажал на курок. Раздались выстрелы и все замерли. Пассажиры ждали, что сейчас засвестит уходящий из салона воздух, но посторонних звуков нет. Уголовники ухмыляются — автомат охранника заряжен холостыми. В ту же секунду они набрасываются на ненавистных конвойных.

Тем временем, командир экипажа все еще не верит в захват воздушного судна. Через минуту раздается звонок в дверь пилотской кабины. Захватчик кричит, что если его не впустят в кабину, он положит два первых ряда пассажиров, а первым станет бортинженер. Командиру ничего не оставалось, как открыть кабину. С этого момента экипаж работал под прицелом.

Неожиданно главарь угонщиков Евдокимов распорядился: «Возвращаемся в Нерюнгри». Туда же спецрейсом из Якутска прибывают бойцы знаменитой группы «Альфа». Но угонщики первым делом предупреждают — штурмовать самолет бессмысленно, так как все технологические люки заблокированы. Становится ясно — угонщики не так просты, как могло показаться и кто-то хорошо подготовил их к захвату.


Анатолий Листопадов командир экипажа захваченного самолета

Угонщики выдвигают требование — доставить на борт двоих заключенных местного СИЗО, своих приятелей. Кроме того, они требуют оружие, бронежилеты, патроны, рации и парашюты. Но начальнику гор. отдела КГБ Шестакову удалось отговорить захватчиков от прыжка из Ту-154 с парашютом. Парашютист обязательно попадет в работающий двигатель и самолет рухнет. Об этом беглецы не знали.

Но отказываться от других требований угонщики и не думали. Из СИЗО привозят двух приятелей главаря Евдокимова — Молошникова и Петрова. Но внезапно получившие свободу заключенные, отказываются идти в самолет. Пришлось их уговаривать залезть в самолет, чтобы их приятель не трогал пассажиров. После переговоров на взлетную полосу приносят два заряженных автомата калашникова, два пистолета Макарова с патронами, семь бронежилетов и три радиостанции. Взамен главарь Евдокимов отпускает женщин и детей. Вместе с освобожденными, борт лайнера покидают 6 заключенных — у них был небольшой срок, поэтому и лететь им было незачем.

В это время в аэропорт привозят родителей одного из бандитов — Исакова. Последняя надежда образумить одного из бандитских авторитетов. Но все бесполезно. В 18:15 Ту-154 взлетает и по приказу берет курс на Хабаровск. Но после вылета, Евдокимов неожиданно командует — летим в Красноярск. Через 3 часа после дозаправки, лайнер взлетает и берет курс на Ташкент. Намерения угонщиков становятся все более ясными — они стремятся улететь за границу.

Около 23:00 Ту-154 садится в Ташкенте. После посадки по приказу Евдокимова угонщики выставили вокруг самолета боевые посты и по радиосвязи потребовали у руководства страны обеспечить им вылет за границу. Захватчики колеблются, не зная куда лететь — в Афганистан, Пакистан, Непал, Израиль. Но все страны отказываются от приема советского судна. Выбор падает на Индию. Министр иностранных дел пытается договориться с руководством Пакистана о воздушном коридоре, но ответ отрицательный. В случае нарушения границы, самолет уничтожат.


Владимир Евдокимов, трижды судимый

В этот момент у бандитов происходит смена власти. Лидерство в банде захватывает Исаков. В отличии от Евдокимова, он крайне агрессивен и истеричен. Исаков требует немедленно взлетать и в 9:25 утра Ту-154 снова взлетает и через 2 часа пересекает границу Пакистана. Тут же пакистанские истребители пристроились и идут параллельным курсом. В любой момент они могут получить приказ уничтожить нарушителя границы. Все это время бортрадист по-английски передает в эфир: «Это захваченный самолет. На борту пассажиры. Пожалуйста, не открывайте огонь».

Через 10 минут истребители улетают. Неожиданно бандиты приказывают лететь в пакистанский город Карачи. Командир запрасил разрешение на посадку, но по словам пакистанских диспетчеров, полосу специально заблокировали, чтобы советский лайнер не смог сесть. Исаков в истерике — немедленная посадка или он начнет расправу над пассажирами. Экипаж принимает решение садиться на рулежную дорожку. Но выйдя из облаков, пилоты увидели, что полоса на самом деле свободна.

Ту-154 благополучно садится в Карачи. Беглецы вышли из самолета и осмотрелись по сторонам — это точно не Союз. Заключенные почувствовали тот самый запах свободы.

К изумлению летчиков, пакистанские власти встречаю бандитов с распростертыми объятиями. Вместе с ними сделали даже групповое фото, а затем посадили в автобус и повезли по незнакомым улочкам незнакомой страны. Но автобус останавливается не у шикарной гостиницы, а у местной тюрьмы. Опешивших бандитов под дулом автоматов загоняют в камеру. В тот же день Ту-154 вернулся в Советский Союз, а якобы взрывным устройством оказался большой кусок хозяйственного мыла с проводами.


Исаков, бывший боксер, осужденный за рэкет

А вот для угонщиков все только начиналось СССР требовал депортировать преступников, но Пакистан категорически отказался высылать угонщиков на Родину. Вскоре угонщики узнали, что по пакистанским законам за угон самолета полагается высшая мера. Но через некоторое время этот приговор был заменен пожизненным заключением. Беглецов не пугала жизнь за колючей проволокой, но пакистанская тюрьма привела их в настоящий ужас. Жара, духота, теснота, несъедобная пища и неведомые болезни. Вместо душа — ведро воды на 15 человек. Кандалы, которые не снимают никогда. За малейшее нарушение — удар палкой. За серьезный проступок — Зиндан (глубокая яма в земле).

Но главное, в пакистанской тюрьме свои понятия и советские «авторитет» здесь ничего не значит. Первым не выдержал Суслов и через 2 месяца свел счеты с жизнью. Еще один заключенный скончался от теплового удара. Остальные угонщики добивались отмены приговора, устраивали голодовки, писали апелляции. 3 мая 1991 г. трое пакистанских узников, в том числе Исаков, решили свести счеты с жизнью, но их спасли. Еще через год уже все 10 угонщиков решили совершить то же самое, теперь уже коллективно, но снова неудачно.


Экипаж спускается по трапу после возвращения самолёта в СССР © Wikipedia Commons

Все это время бывшие угонщики умоляли власти СССР, а потом и России, вернуть их на Родину. Исаков писал родителям: «Даст Бог, свидимся на русской земле, прекрасней которой не может быть во всем мире». Лишь через 8 лет, в честь независимости Пакистана, осужденных амнистировали и вернули на Родину.