Почему никто не вспомнил интервью Тутберидзе Познеру?

После того, как я написал статью, о скандале произошедшем на олимпиаде вокруг фигуристки Камиллы Валиевой, и о компании, развернувшейся против Тутберидзе в Твиттере, то получил в комментариях огромную порцию хейта!

Меня удивило в первую очередь то, что читатели не увидели, мою позицию и мысль, которую я пытался донести, а ведь я слова плохого не сказал в адрес Камиллы и оправдал жесткий подход в тренировках Этери Тутберидзе! Моя критика сводилась к ошибкам в возможном использовании препаратов, который и засветился в положительном тесте Камиллы.

Большинство хейта сводилось к тому, что я, как автор статьи, спешу впереди «паровоза» в своих суждениях, и в том, что допинга вообще не могло быть в юной спортсменке в силу возраста. Как будто бы такого не существует в большом спорте.

Почему никто не вспомнил интервью самой Этери Тутберидзе, которое она давала Владимиру Познеру несколько лет назад и в котором, в том числе, затрагивался вопрос допинга в фигурном катании? Я процитирую часть этого интервью и думаю, что читатель многое сможет понять.


скриншот из видео на Ютуб

В. Познер:

— 13 летняя фигуристка, наверное вам знакомая, Анастасия Шаботова, во время прямого эфира в социальной сети заявила, что для стабильного выступления фигуристам надо «выпить много правильного допинга». Причем она упомянула тот самый каток, Хрустальный, где вы занимаетесь. Но потом Федерация Фигурного катания назвала её слова чушью, да и сама девочка отказалась от своих слов, видимо под давлением Федерации. У меня вопрос: «в словах этой девочки есть какая-то правда?»

Э. Тутберидзе:

— Правильный допинг, это тренера, мама и папа.

Но потом Этери стала объяснять ситуацию, и обрисовала истинное положение дел в большом спорте, в том числе и в ФК:

— У каждой сборной есть какой-то свой препарат, который в ВАДА утвердили. У нас был мельдоний. Этот препарат помогает восстановиться.

В. Познер:

— Мы его не утверждали в ВАДА?

Э. Тутберидзе:

— Он у нас появился, американцы со своей стороны написали письмо, о том, что они считают что это допинг. Но они могут считать что угодно, это ни о чем не говорит. Наши лаборатории должны были составить ответное письмо, в доказательство, что это не является допингом, потому что это не помогает тебе прыгать выше, сильнее и быстрее, а помогает лишь быстрее восстановиться, сердечной мышце. За год не поступило это письмо и естественно, автоматически этот препарат был назван допингом.

В. Познер:

— Молчание, знак согласия, честно говоря

Э. Тутберидзе:

— Позже, когда год прошел, его запретили и было уже поздно… Но я хочу сказать, что не знаю почему спортсмены дальше попались на этом препарате, потому что нам от ФМБА в сентябре месяце, было сказано, что с 1-го января, этот препарат будет введен в список допинга. И нам назвали последнюю дату, если мы им пользуемся, когда можно будет прокапаться… Мы точно знали последнюю дату, когда еще можно спортсменам прокапаться…

Ссылка на это интервью. Речь о допинге начинается с 38-й минуты.

Этого достаточно, чтобы понять простые истины:

В большом спорте, даже в столь юном возрасте, девочкам-спортсменкам прописывают восстанавливающие препараты. Это не значит, что такие препараты дают перед выступлениями на соревнованиях(чтобы лучше или выше прыгать), но их прописывают в период жесткого тренировочного лагеря, чтобы спортсмен мог переносить эти тренировки и быстро восстанавливаться.
У нас в стране, некоторые запрещенные препараты не считают допингом, о чем косвенно рассказала Этери Тудберидзе: «…они считают что это допинг. Но они могут считать что угодно, это ни о чем не говорит.»

Один из читателей поделился интересной мыслью, говоря о международном спорте и ВАДА: «просто это их мир, их право решать, что кому можно или нельзя»

Очень верно подмечено, а поэтому нужно быть очень внимательным, какие препараты и когда именно давать спортсменам для восстановления. Если за этим предельно точно не следить, могут получаться вот такие скандалы, которые конечно отражаются и на всем российском спорте и в частности на отдельных спортсменах, как например Камилла Валиева.

Этери сказала интересную мысль: «У каждой сборной есть какой-то свой препарат, который в ВАДА утвердили.»

В прошлой статье я недоумевал, почему у нас не используют западные препараты, которые утверждены ВАДА. Вот скриншот из той статьи:

В диалоге с человеком, который очень близко знаком с тем, что происходит в российском ФК, я услышал интересную мысль: «у нас в стране очень мало настоящих профессионалов в спортивной медицине. Многие уехали работать заграницу. Именно поэтому допускается так много ошибок с различными препаратами, так как кадры не квалифицированные». Речь может идти не конкретно о Этери, так как её тренерские способности не вызывают сомнения, а о спортивных врачах, в том числе и в ее команде.

Мне кажется, это не далеко от истины.


скриншот из видео на Ютуб