Почему люди поддерживают даже самые жестокие режимы? Объясняем на примере!

Кто смотрел 4 сезон «Рассказа служанки» — тот заметил, что настроения некоторых канадцев к «политзаключенным» Фреду и Серене (Яснораде) изменилось. Их поддерживают воодушевляющими плакатами, их имена выкрикивают вместе со словами: «Мы любим вас», им шлют одежду для «будущего командора».

Как же это случилось? Ведь Канада по легенде сериала — страна, которая с радостью принимала тех, кому удалось сбежать из Гилеада, давала им убежище, гарантировала безопасность и неприкосновенность, прикрепляла к ним врачей и психологов, помогала с обустройством на новом месте. А когда представители Гилеада приезжали с «дипломатическими целями» — собиралась толпа протестующих, у многих из которых родные и близкие остались заперты там, без надежды на связь и переезд.

Как же так получилось, что несмотря на все рассказы жертв этого режима — о полнейшем бесправии, о вопиющей дискриминации, принуждении, тотальном контроле — и все равно нашлись сочувствующие тем, кто стоял у самых истоков? Да даже не просто сочувствующие, а считающие, что они идут по верному пути?

Вспомним легенду сериала. В мире идет катастрофический спад рождаемости. И не потому что «пропаганда чайлдфри» — а потому что…мало кто способен и зачать, и выносить. Недавно родившие женщины, женщины с маленькими детьми — на вес золота. Кто-то старается получить младенца «любой ценой» — вспомните, как у Джун в роддоме едва не крадут маленькую Ханну.

То есть фертильных женщин становится гораздо меньше, чем обычно. Но не все из них готовы «рожать пока рожается», чтобы восполнить демографический пробел. Давайте вспомним главных героинь:

Джун


фото из свободных источников сети интернет

— родила в браке, осознано. Вряд ли она до встречи с Люком «сидела в высоком тереме», особенно учитывая то, что в самом начале их отношений Люк был женат, и она об этом знала. Они, кстати, задумывались о втором ребенке, но началась война.

Мойра


фото из свободных источников сети интернет

— подруга Джун с юности. Представительница «нетрадиционных отношений», как подается по косвенным признакам в сериале — достаточно «влюбчивая». Тем не менее, когда-то решившаяся на суррогатное материнство из-за проблем с деньгами. Но быть матерью — то есть нести всю отвественность за ребенка, воспитывать и заботится — она никогда не хотела, в чем сама неоднократно признается.

Эмили


фото из свободных источников сети интернет

— тоже подруга Джун, но не из «свободной жизни», а из рабства в Гилеаде. Раньше была научной сотрудницей, теперь — служанка и такая же «гендерная изменница» как и Мойра, но помилованная из-за своей фертильности.

До переворота жила с женщиной и родила одного ребенка с помощью искусственного оплодотворения.

Джанин


фото из свободных источников сети интернет

после последнего побега была с Джун до самого конца.
До переворота имела одного ребенка и одну прерванную беременность, потому что не имела лишних денег, не была уверена в своем партнере, да и просто, возможно, не хотела еще большей ответственности и еще больших расходов. Ей пыталась промыть мозги пролайферша, но, к счастью, она нашла более адекватную гинекологиню.

Это первые, кто пришли на ум. Вот, одни из немногих фертильных женщин — но даже при благоприятных условиях вряд ли бы они стали рожать по 10 детей. У них есть еще другие цели, увлечения, приоритеты. В нормальном мире — абсолютное их дело и их желание.

В ненормальном — они преступницы, которые не хотят на максимум реализовать «божий дар». А раз не хотят — надо заставить. Ведь если каждый раз принуждать женщину во время максимальной фертильности, из месяца в месяц, из года в год — хоть что-нибудь да выстрелить. А если еще этих женщин периодически обменивать между домами (ведь мужчины тоже могли быть бесплодны, но об этом говорить было как-то не принято…) — уж точно «выстрелит».

И Фред Уотерфорд бросается аргументами на предварительном слушании: «Только в Гилеаде растет рождаемость». Конечно, ведь вы не оставляете женщинам выбора. Либо жизнь служанки — либо тяжелейшие работы в колонии, либо публичный дом — если повезло с лицом и телом (ой, как это так, в таком религиозном государстве).Так себе выбор — давайте вам отпилим руку или ногу.

И, естественно, поддерживающие чету Уотерфордов и политику Гилеада в целом и понимают, что вроде это как идет вразрез с современными ценностями, со свободой человека, свободой его совести, с личной неприкосновенностью…Но…это ведь работает! Там появяются маленькие дети, строители будущего! Человечество не вымрет — да, нужно более строгое обращение с гражданами — но неужели нельзя потерпеть для дальнейшего общего блага?

Тем более, людям, которые знают это только на словах, проще всего внушить, что «не такая уж это и правда», «часть очерняют», «но намерения были-то другие», «но ведь есть результаты»…особенно если эти люди религиозны и относятся к старшему поколению — они более консервативны, и, когда идет поворот на старые ценности — внушаемы.

Меня такая злость взяла, когда я увидела в последних сериях 4-ого сезона людей, поддерживающих Уотерфордов….Честно, я не знаю, как описать. Я вот прям ругалась, прям нецензурно, прям возле монитора ноутбука. И искренне недоумевала — а что же вы, маихарошие, сами-то в Гилеад не эмигрируете? Да, не все из вас смогут стать служанками, но и без этого работы хватит — марфы, тетушки, охранники, водители…Ну же, послужите на общее благо. Приложите руку к процветанию того государства, которое вы считаете образцом нравственности. Ой, не хочется? Ну да, лучше из свободной Канады на плакатиках писать, какой у нас хороший Гилеад.