Почему Фюрер всё-таки решился напасть на СССР? Рассказывают лучшие генералы Вермахта

Твёрдое решение о нападении на СССР было принято фюрером после триумфальной военной кампании во Франции и неудачной «битвы за Англию», которую германские ВВС несколько месяцев вели в 1940 году. Осенью этого года стало очевидным: Германия не сможет организовать успешное вторжение в Великобританию имеющимися у неё на тот момент техническими средствами. Поэтому будет война с Советским Союзом.

Большинство генералов вермахта в своих мемуарах сваливают всю вину на Гитлера. Намекают: они знали, что вторжение в СССР – очень рискованная авантюра. Но если у кого-то из военачальников и были сомнения, то он держал их при себе. В 1940-м все они находились под впечатлением победоносных кампаний в Европе, и в успехе блицкрига не сомневались. Отрезвление наступило потом – в конце 1941-го.

Победа над СССР возможна, но…

Глава Генштаба Франц Гальдер не возражал против вторжения в СССР. Лишь в одном стратегическом вопросе он был не согласен с Гитлером. С учётом ограниченных возможностей вермахта и ресурсов Германии, он советовал не распылять сил, а наступать только на Москву.

Военный атташе гитлеровской Германии в Москве генерал Эрнст Кёстринг, который вырос и получил образование в царской России, тоже предостерегал от наступления сразу в нескольких направлениях. Советский Союз – не Европа: это гигантская страна с огромными расстояниями.

Но, когда начальство хочет победоносной войны, предупреждения об опасностях нежелательны. Так почему же Гитлер решил напасть на СССР в 1941-м?


Человек, что-то разъясняющий Гитлеру, Герингу и другим на карте – генерал Кёстринг. Фото в свободном доступе.

№3 Недооценил СССР и переоценил Великобританию

Гейнц Гудериан отмечает: фюрер явно недооценил военной мощи Советского Союза, а также его громадных резервов и природных ресурсов.Курт Типпельскирх говорит о том же, но ещё с одним существенным добавлением:

«Гитлер явно переоценивал Британию и недооценивал СССР, считая, что к осени 1941 года всё должно быть кончено» .

Откуда взялось такое высокомерное отношение к многочисленной и хорошо вооружённой Красной Армии? У Гудериана есть ответ: советско-финская война, в которой РККА показала себя не лучшим образом, породила уверенность в том, что советские вооружённые силы – это «колосс на глиняных ногах» . Гитлер внимательно следил за их действиями против финнов и пришёл к выводу, что вермахт легко справится с Красной Армией.

№2 Рассчитывал на банкротство коммунистической власти и потерю ею контроля над народом

Эрих Манштейн вносит ещё одно справедливое уточнение. Он говорит о том, что Гитлер недооценил не только громадных ресурсов СССР и боеспособности РККА, но и «прочности советской государственной системы» . Он думал, что под грузом военных поражений власть большевиков разрушится изнутри.

И действительно, многие люди были недовольны Сталиным и большевистской верхушкой. Вот только нападение внешнего врага, наоборот сплотило людей, ведь внешняя угроза всегда опаснее внутренних распрей.


Манштейн встречает фюрера, прибывшего с визитом, на Восточном фронте. Фото в свободном доступе.

№1 Грезил о «расширения жизненного пространства»

Гитлер решил, что пора начинать войну в 1941-м и по причинам, изложенным в его книге – захват жизненного пространства для немцев на востоке, получение неограниченного доступа к сырьевым ресурсам СССР.

Фюрер, по мнению немецких генералов, с тревогой наблюдал за наращиванием военной и индустриальной мощности СССР, и торопился начать экспансию на востоке, пока противник не усилился ещё больше.

«Осенью 1941 года СССР как могучая держава должен был прекратить своё существование. Тогда, по расчётам Гитлера, у него не только не будет потенциального врага за спиной, который постоянно усиливается. Германия ещё и получит доступ к огромному количеству сырья, природных ресурсов и сельскохозяйственной продукции», – пишет Курт Типпельскирх.

«Противоположность мировоззрений, делающая Германию и СССР врагами, не уменьшилась от заключения ими договора в 1939 году», – отмечает тот же немецкий генерал. Во власти идеологии и на волне военных успехов вермахта в Европе (особенно во Франции) Гитлер и решился на вторжение в СССР.

Большая часть Красной Армии действительно оказалась сокрушена ударами вермахта в 1941 году. Но её сопротивление стало не слабеть, как рассчитывал Гитлер, а наоборот, усиливаться. И большевики не выпустили бразды правления из своих рук. Вот тогда и пришла пора немцам расплачиваться за авантюризм своей политической и военной элиты.