Как жил и уходил замечательный русский актёр Иван Бортник, человек огромного таланта и скромности?

Поклонники восхищались творчеством этого артиста, обожали его и театралы, и кинозрители, называли Великим русским актёром, талантищем и гением. У Бортника был неповторимый дар импровизации, и этим часто пользовались режиссёры, зная, что Иван Сергеевич сыграет лучше, чем написано в самом прекрасном сценарии.

Не сказать, что актёра часто баловали главными ролями, и на то были причины, но он умел даже крохотный эпизод отыграть так, чтобы зрители заметили и запомнили его персонажа.



кадр из фильма «Исповедь»

Родился и вырос будущий актёр в московской интеллигентной семье, мама была доктором филологических наук, папа – зам. главного редактора Гослитиздата, неудивительно, что и сам Иван стал человеком образованным, эрудированным, прекрасно знал поэзию.

Литературный талант обнаружился у паренька в школьные годы, он стал писать стихи, посещал кружки Дома Пионеров на Кировской, потом занимался в самодеятельной киностудии при Парке Горького, и когда объявил родителям о своём решении стать актёром, те его поддержали.

Бортник с первого раза поступил в ГИТИС, но через год перевёлся в Щукинское училище – очень хотел учиться в мастерской Владимира Этуша. После получения диплома начинающего актёра пригласили в труппу драматического театра им. Гоголя, тогда же он дебютировал в кино, снявшись в главной роли в социальной драме «Исповедь».



кадр из фильма «Иван да Марья»

Видно, не понравился Иван кинематографистам – следующий раз его позвали на пробы только через 8 лет, а первая известность пришла к нему в 35, после выхода на экраны музыкальной сказки «Иван да Марья».

В те годы Бортник уже сменил театр, перешёл в труппу Театра на Таганке к Юрию Любимову и там познакомился с Владимиром Высоцким – схожих по характеру и темпераменту актёров связала крепкая дружба. Высоцкий был более востребован, чем Иван, и всячески старался продвигать своего скромного друга, помогал ему зарабатывать, часто включая в свои концерты, тем более, что Бортник при всех своих талантах ещё и отлично пел.

Пытался Володя его пристроить и на роль своего напарника Шарапова в детектив «Место встречи изменить нельзя», но Станиславу Говорухину «сверху» посоветовали снять в этой роли Владимира Конкина, который только недавно получил премию Ленинского комсомола за образ Павки Корчагина в фильме «Как закалялась сталь». В итоге Бортнику досталась абсолютно бессловесная роль Промокашки, члена банды «Чёрная кошка», но при этом режиссёр разрешил ему импровизировать по своему усмотрению.



с Владимиром Высоцким

Иван так вжился в образ представителя воровской «малины», что из него буквально полезла «блатата», и добрую половину импровизации пришлось вырезать. Но именно по таким вот ярким ролям и запомнили навсегда благодарные зрители этого гениального актёра, когда постановщик давал «добро» и Бортник творил..

После выхода на экраны «Места встречи» Иван стал популярен и узнаваем, автографы просили и на улице, и в метро, а когда их с Высоцким за нередкие загулы пытались ночами забрать в милицию, увидев сладкую парочку улыбались: «О! Да это же Жеглов и Промокашка!» – и отпускали, а иногда даже развозили по домам.

К сожалению, за свою долгую, интересную и насыщенную жизнь он сыграл не так много ролей в кино, как мог бы, в театре он был более занят и известен. Тогда у Любимова с Высоцким начались трения – прославленный актёр и бард мог внезапно уехать, не предупредив руководство, пропустить репетиции, или уйти в запой и сорвать спектакль.



кадр из фильма «Родня»

Это случалось всё чаще, и один раз в сердцах режиссёр предложил Бортнику забрать любимую роль Володи, Гамлета. Для Ивана это был бы ощутимый скачок вверх по карьерной лестнице, но друга предать он не мог, и отказался.

Ранний уход из жизни Высоцкого актёр переживал очень тяжело, начал сильно пить. В театре его сняли с нескольких спектаклей, от киноролей он сам стал нередко отказываться, даже когда режиссёры уговаривали. Как раз в то время Виктор Мережко, тоже крепко друживший с Иваном, и Никита Михалков пригласили его сыграть небольшую роль в трагикомедии «Родня». Бортник наотрез отказался, не желая подводить таких уважаемых людей, а когда они стали настаивать, признался: «Ну не могу я, ребята! Пью я очень!».



кадр из фильма «Убийство на Ждановской»

В итоге режиссёр и сценарист смогли убедить актёра, что лучше него с этой ролью никто не справится, да и не видят они никого больше в этом образе. И Иван Сергеевич из уважения к друзьям взял себя в руки, за всё время съёмок не выпил ни грамма и мастерски исполнил роль бывшего мужа Марии, персонажа Нонны Мордюковой, Вовчика: «Наскрозь я, Маруся, больной. Слышишь — свистю…».

Справедливости ради стоит отметить, что отказывался он в общем-то от неинтересных ролей, за которые потом было бы стыдно. Как ужасно неловко было за то, что согласился сняться в пошлой и нелепой комедии Анатолия Эйрамджана «Импотент»:

«К-хм, даже вспоминать стыдно. Это когда я согласился сниматься в фильме «Импотент», чудовищном этом. Прочитал сценарий — у меня волосы дыбом встали. Но мы тогда без копейки сидели, думаю, скажу: тысяча долларов, понимая, конечно, что мне никогда этих денег не дадут. А Эйрамджан этот, у которого всё время снимались Панкратов-Чёрный, Кокшёнов, Мишка Державин, — каждый месяц он по картине стряпал, — ничуть не смутился. «Да, — говорит, — согласен». Ё-моё, думаю. И вот стыдуха-то была…».


кадр из фильма «Имптент»

В молодости Бортник был безумно влюблён в коллегу Инну Гулая, она отвечала взаимностью, у них был долгий, бурный роман – они постоянно ссорились, сходились, расходились, даже дрались. Но создать семью не решались, у них были схожие, взрывные темпераменты, и жить как на вулкане никто из них не хотел. Но и расстаться окончательно они не могли, их как магнитом тянуло друг к другу. Пока актриса не влюбилась в Геннадия Шпаликова и ушла от Ивана.

«Если бы случился брак, то был бы каждодневный мордобой. Мы с ней очень похожи характерами: нервные оба, категоричные. Дрались постоянно. Я её ревновал чудовищно: она была очаровательная» — признавался актёр.

Иван Сергеевич всю жизнь прожил с одной женой, Татьяной Николаевной, педагогом Театрального художественно-технического колледжа. Супруги вырастили и воспитали единственного сына Фёдора, дождались внука. Актёр был безмерно благодарен своей Татьяне за то, что больше полувека терпела его скверный характер, принципиальность, запои, безденежье.

Они жили в небольшой двухкомнатной квартирке с пятиметровой кухней, которую сам Бортник называл «совершенно убогой», но идти и просить об улучшении жилищных условий отказывался категорически, он отличался прямо таки патологической скромностью. Не было у него и машины, Иван вообще был очень неприхотлив, прекрасно передвигался на метро, страдая лишь от того, что сразу узнавали и называли «Промокашкой».


с женой и сыном

В последние годы жизни актёр чувствовал себя неважно, одолевали старческие недуги, то желудок заболит, то ноги, то давление скачет. Он играл только в одном спектакле-воспоминании «Высоцкий», в кино не снимался с 2010 года, в последний раз Бортник принял участие в историческом фильме «Око за око», сыграл председателя трибунала.

Ивана Сергеевича не стало в январе 2019 года, через три месяца ему могло бы исполниться 80 лет. Похоронили замечательного актёра на Троекуровском кладбище, церемонию организовала нынешний директор Театра на Таганке, в котором Бортник служил больше 50-ти лет, Ирина Апексимова.