Как в СССР разоблачили «меховую мафию»?

Вмешательство КГБ позволило распутать криминальный клубок, в котором были замешаны сотрудники МВД.

По следу «пушного зверя»

Экономику СССР в 1950—1960-е гг. периодически лихорадило. Несмотря на внешнее благополучие, сохранялся дефицит товаров. Естественно, такое положение вещей само подтолкнуло некоторых особо предприимчивых граждан к криминальной деятельности.

Где-то это происходило хаотично, а где-то появились полноценные преступные организации, толкавшие «налево» огромное количество самого разнообразного товара. Зародился теневой мир цеховиков, которые активно «дружили» с представителями силовых структур. Это сотрудничество было выгодно всем.

Но рано или поздно всё заканчивается. Так и криминальная деятельность «меховой мафии» подошла к концу из-за халатности. В Москве обокрали важную влиятельную особу. У неё украли драгоценности и две шубы из натурального меха. Милиционерам удалось довольно быстро задержать воров, которые ещё не успели сбыть краденное. Сотрудники МВД, курировавшие дело, быстро отчитались об успехе и отправили дело в суд. Казалось бы, всё, история закончилась. Но нет, она лишь только началась. Это дело тайно контролировали чекисты. Они-то и выяснили, что на шубах отсутствовали ярлыки с указанием цен и названий фабрик-производителей.


Дефицит в СССР. Источник: Pinterest

Началась тайная проверка предприятий. Распутывая клубок, чекисты добрались до Казахской ССР. Удалось выяснить, что на фабриках в Караганде, Абае и Сарани шло подпольное изготовление не только шуб из натурального меха, но и шапок, а также воротников. После тщательной проверки Юрий Андропов получил доклад. Самые скверные ожидания подтвердились — огромное по размаху преступное формирование находилось под «крышей» местных представителей МВД.

Чекисты работали тайно. Они установили, что лидеров у «меховой мафии» четверо: Лев Дунаев (директор Карагандинского горпромкомбината), Пётр Снобков (возглавлял Абайское предприятие), Иосиф Эпельбейм (начальник кафедры уголовного права Высшей школы МВД Караганды) и Рудольф Жатон (сначала он стоял во главе горпромкомбината в Сарани, а затем в Караганде).

КГБ против МВД: битва за мех

То, что чекисты на верном пути, подтвердил Лев Дунаев. Он, почувствовав надвигающиеся тучи, оставил своё предприятие (на его место как раз и встал Жатон) и перебрался в Москву. Сотрудникам КГБ удалось установить, что преступная группа зародилась в Казахской ССР в конце 1960-х гг., когда в стране был принят неоднозначный закон, который всё некондиционное пушное-меховое сырьё передал под контроль министерства торгового обслуживания. Здесь-то и проявил себя Дунаев. Он как член коллегии адвокатов обнаружил Эльдорадо — возможность подпольного производства в обход закона. Дунаев уволился из коллегии и возглавил возводящийся цех по выделке и крашению пушнины и овчины в Сарани. Оттуда он перебрался в Караганду. Постепенно у Льва появились единомышленники.

Поскольку в стране ощущался явный дефицит меховых изделий, свою продукцию Дунаев и компания распространяли не только на территории Казахстана. Огромный спрос был в Москве, Ленинграде и столицах союзных республик. Деньги и драгоценности (их тоже принимали в качестве оплаты) в буквальном смысле текли рекой.

Операцию по ликвидации преступного формирования назвали «Картель» и держали её в строжайшей тайне. Но утечка всё же произошла. И Андропов сыграл на опережение — он распорядился начать операцию на несколько дней раньше.


Юрий Андропов. Источник: ТАСС

Операция «Картель» стартовала в начале 1974 года. В Караганду, Алма-Ату и другие казахстанские города прибыли чекисты. Все они законспирировались под сотрудников различных советских предприятий. Для их поездок по городу было вызвано около сотни такси. И утром 7 января чекисты нанесли удар. За короткий срок они арестовали несколько сотен человек. Одновременно в Москве был задержан Дунаев. Затем начались обыски. И результаты поразили всех. У Дунаева, Эпельбейма и Снобкова обнаружили в общей сложности более 4,5 млн рублей, несколько десятков килограммов золота и драгоценных камней. А вот у Жатона ничего обнаружить не удалось. В последствии выяснилось, что все средства, полученные незаконным путём, он вкладывал в развитие своего предприятия. Этот факт стал для руководителя комбината, происходившего из обрусевших французов, смягчающим. И он получил 15 лет тюремного заключения. А вот троицу Дунав-Эпельбейм-Снобков расстреляли.