Как отменное чувство юмора спасло Юрия Никулина во время войны?

Знаменитый артист цирка и кино, гениальный комик Юрий Никулин прослужил в Красной армии гораздо дольше, чем рассчитывал: с ноября 1939-го по май 1946 года. Буквально накануне его дембеля началась Великая Отечественная война. Юрий Владимирович служил в 115-м зенитно-артиллерийском полку. Его зенитная батарея охраняла воздушные подступы к Ленинграду и в советско-финскую, и в Великую Отечественную.

Никулин вошёл в историю как душевный, никогда не унывающий человек, великолепный рассказчик, любитель здорового юмора и коллекционер анекдотов. Он охотно рассказывал и о военных годах. И там, несмотря на всё ожесточение вооружённого противостояния, тоже находилось место юмору. Потому что воевали не роботы, а живые люди, которым ничто человеческое было не чуждо.

Один из таких случаев Юрий Владимирович рассказал в 1992 году в эфире программы Владислава Листьева «Тема» (тот выпуск был посвящён теме «Как юмор помогает людям выжить»).

Неожиданная встреча советских и немецких лыжников

По словам Никулина, в этом военном эпизоде из зимы 1942 года юмор спас жизни по крайней мере человекам двадцати. В советские времена об этом случае, разумеется, никто и никогда не писал – про такое писать было не принято и вообще нельзя.

Мобильный отряд красноармейцев-лыжников был ночью отправлен через линию фронта в тыл врага. Рейд начался благополучно: разведчики незамеченными преодолели передовую линию наших и немецких войск и углубились в территорию, занятую противником.

Передвигались быстро и, по возможности, бесшумно, по старой лесной дороге. Случилось так, что навстречу им, также не поднимая шума, двигались немецкие солдаты на лыжах. В ночной темноте они практически наскочили друг на друга, внезапно появившись из-за поворота.

Для тех и других эта встреча почти лицом к лицу стала полной неожиданностью и вызвала замешательство. Но, через минуту, придя в себя, оба отряда бросились в кювет – наши вправо, немцы влево и залегли, готовя оружие к бою. Всё это – в полной тишине и практически полной темноте.

«Комик поневоле» среди немцев

Один немец замешкался, заметался и по ошибке залёг в кювете не со своими, а с нашими. Из кювета, в котором залегли немцы, наши услышали: Ганс, Ганс… – его ищут. Тогда наши лыжники взяли этого растерявшегося Ганса и швырнули его через дорогу. В этом броске к своим немец, видимо испытывающий проблемы с кишечником, издал характерный звук в полной и нервной тишине.

Когда он плашмя, как жаба, упал в снег и скатился в «свой» кювет, солдаты не выдержали и громко рассмеялись. Смеялись и наши, и немцы. Этот дружный приступ хохота продолжался примерно минуту. Смеялись все, буквально до слёз, – рассказывал Никулину разведчик – очевидец этого случая.

Разумеется, очень скоро и красноармейцы, и солдаты вермахта стали приходить в себя и осознавать, кто они такие и что здесь делают. Постепенно к ним пришло понимание, что идёт война.

Дружный смех решил всё дело

«Но то, что они посмеялись вместе минуту, решило их дальнейшие отношения. Они после этого просто не могли друг в друга стрелять», – отметил Юрий Никулин. Два отряда непримиримых врагов потихоньку отползли друг от друга в стороны, выстроились и пошли дальше – каждый своей дорогой.