Эвелина Бленданс рассказала о поведении Валерия Николаева

Как только Валерия Николаева укатали в дурку поместили в психиатрическую лечебницу, чтобы немного привести в себя, как на свет, как хитиновые насекомые из щелей, полезли люди, желающие поделиться своими откровениями.

В числе первых, разумеется, была женщина с активной гражданской позицией, да и не только гражданской — Эвелина Бледанс.

Дело в том, что в моче Николаева обнаружили допинг — если точнее, то всякие вещества, благодаря которым мир делается более ярким и выпуклым, а также приобретает объем. Уже одного этого хватит, чтобы его лечили электричеством, а у него еще и биполярка.

Что делает с людьми алкогольная зависимость, ребята! Я, пожалуй, даже и от шампанского откажусь. Да ну его. Ежели потом наступают вот такие последствия, я буду пить чай.

Так вот, оказалось что Эвелина Бледанс давно о чем-то догадывалась, но молчала до последнего — из соображений этики. Вы же понимаете, у наших актеров чрезвычайно развита корпоративная этика! Пока не откинешься, ничего про тебя не расскажут.

Зато потом! Господи, не дай Бог быть великим актером, красивым мужчиной, и умереть… Придет Елена Проклова и начнет всем открывать глаза, стоит тебе только закрыть свои. Не, не. Не надо.


«Никогда не забуду, как Николаев сорвал съемки фестиваля цирка «Идол», который мы вели с Эдгаром Запашным. Он ворвался к нам на сцену и вел себя абсолютно неадекватно», — рассказала актриса.

Воображаю эту картину! Поди, скакал через горящие обручи, совал себе в рот Эвелинкину голову со сложной прической, вынул у кролика из шляпы кролика и сожрал его на глазах восхищенной публики, а потом ап — и сел возле ног Запашного.

За такое зрелище и заплатить не жалко.

Но Эвелина — женщина добрая. Она готова понять и простить:

«Он грубил, пил, делал все что хотел, ему было на всех плевать. Тем не менее мне очень жаль его, хотя я с ним сталкивалась не в самые лучшие времена, когда он буянил. Однако я стараюсь забывать старые обиды и не фиксироваться на них.
Честно говоря, я очень расстроена информацией о его госпитализации в психбольницу. С другой стороны, все лечится, и, наверное, это тот случай, когда его еще можно спасти».

А чего ж нельзя-то? Конечно, можно! Ефремова вон практически спасли., правда, ценой жизни Захарова. В спасении что главное? Вынуть спасаемого из разлагающей его среды, и обеспечить ему гармоничное развитие в соответствующей атмосфере.

Голод, холод и покой — вот главные составляющие спасения. И прохладная белая рубаха с длинными рукавами, которые завязываются на спине.

Да не таких спасали! Спасем Николаева — возьмемся за Эвелину. Ей тоже надо помочь и протянуть руку помощи.

А то, что не все хотят спасаться — это ерунда. Люди просто не понимают своего счастья. Их надо загоnяtь к нему жеlеzнoй рукой, причиnяtь им добро и наnоsиtь ощутимую пользу.