Донна Роза и судья Кригс

Пьеса была написана Томасом специально для комедианта Уильяма Сидни Пенли, который и поставил английскую премьеру, и сыграл в ней роль «тётки». Премьера спектакля по пьесе «Тетка Чарли» состоялась 9 февраля 1892 года в Лондоне, на сцене Королевского театра и имела оглушительный успех. Постановка оказалась настолько успешной, что спустя 10 месяцев после премьеры спектакль перенесли из Королевского театра в больший по размеру театр «Роялти», а ещё месяц спустя — в театр «Глоуб». Пенли сделал на спектакле состояние, которое вложил в собственный театр на Квин-Стрит.
Ну а в 1975 году вышла и наша блестящая версия

У картины было несколько рабочих названий, одно из которых — «Кто есть кто», при этом однозначного решения не было. О мучительном выборе названия в разговоре с поэтом Наумом Олевым поделился Михаил Козаков. По уверению Козакова, Наум тут же выдал вариант «Здравствуйте, я ваша тётя!», которое тот передал Титову. Название понравилось и тут же было принято. Считается, что это заимствование у Фаины Раневской, которая произносила эту фразу в фильме «Легкая жизнь»

После решения вопроса о названии перед режиссёром стал вопрос стилистики фильма. Он остановил свой выбор на немом кино, которое позволит актёрам импровизировать, таким образом избегать возможных штампов постановки. Актёрский ансамбль фильма — люди с большим чувством юмора — уловили пародийно-гротесковую манеру игры и буквально купались в происходящем.

Под выбранную стилистику органично ложились и несколько нарочито выглядящие элементы костюмов и грима, такие, как кисточкой нарисованные ресницы у Носовой, чрезмерно крупные нарисованные веснушки Васильевой, приклеенные вверх ногами усы Джигарханяна, или платье Калягина, обшитое бахромой от обычных занавесок.
Несмотря на то, что бюджет фильма «Здравствуйте, я ваша тетя!» был очень невелик, а снимать из-за занятости актеров в театрах приходилось в павильонах останкинской телестудии по ночам, в третью смену, все участники киногруппы работали над лентой с огромным удовольствием. Приподнятое настроение и энтузиазмом позволили снять картину в рекордные сроки — всего за три месяца.

О том, какая атмосфера царила на съемочной площадке, в одном интервью рассказал Армен Джигарханян, у которого сохранились о работе над картиной «Здравствуйте, я ваша тетя!» самые теплые воспоминания: «Хороший фильм. Там звезды сошлись — не звезды актерские, а звезды благоприятной ситуации. Она часто в искусстве определяет многое. Извините мое наивное воспоминание о «Тете», но люди, занимающиеся актерским делом, поймут меня: мы любили друг друга. Смотрели друг на друга, радовались, нам было смешно. Я, например, до сих пор люблю Калягина. Встречаю где-нибудь его, испытываю родное чувство. И с Гафтом, и с Мишей Козаковым не наступило отчуждение»
Кстати Изначально Армен Борисович претендовал на роль полковника Чеснея, ведь он уже играл этого старого солдата, не знающего слов любви, в театре. В очереди за ролью хромого полковника стоял и Зиновий Гердт. Но тогда актер служил в театре Сергея Образцова, и вся труппа должна была ехать на гастроли в Европу. Гердт буквально мечтал о мундире Чеснея, он молился, чтобы начальство отказало им в выезде. Но как назло чиновники выпустили за границу всех. Осталось два кандидата — Джигарханян и Козаков. Режиссер Виктор Титов ради эксперимента решил испытать харизму Армена Борисовича в другом образе и предложил ему сделать дубль в качестве судьи Кригса. Надо ли говорить, что после этого первого дубля знаменитый полосатый костюм алчного чиновника буквально «прилип» к Джигарханяну.

Но главный успех ждал Александра Калягина. Роль Бабса-донны Розы принесла ему огромную популярность и сделала настоящей звездой экрана. Надо сказать, что для Калягина фильм стал удачей и спасением. Он, тогда еще не известный актер, «выиграл» кастинг у Олега Табакова, Евгения Леонова, Владимира Этуша и Евгения Матвеева, чему был несказанно рад. В то время у актера умерла жена, и он остался один с маленькой дочкой на руках. Это тяжелое время ему помогли пережить съемки. Он приходил на площадку из своего дома, где царил траур, и из грустного, переживающего потерю человека, буквально преображался в изворотливого и ироничного Бабса. Тогда Калягин считался еще начинающим актером, но после выхода на экраны комедии про тетку Чарлея он стал звездой — предложения с новыми ролями посыпались как из рога изобилия.
Все костюмы для фильма шились в единственном экземпляре. Но не потому, что они такие уникальные. Просто у съемочной группы был настолько ограниченный бюджет, что картину пришлось снимать не на Мосфильме, а в маленьком павильоне «Останкино». И для трюков в целях экономии позвали не профессиональных каскадеров, а артистов цирка. Тканей для костюмов тоже закупили по минимуму. Костюмером на площадке была младшая сестра Нонны Мордюковой Наталья Катаева. Она в прямом смысле этого слова рыдала, когда снимали сцену с битвой тортами.

Актеров тогда попросили сделать один дубль, потому что на дополнительные торты и стиральный порошок для их нарядов денег не было. Калягин, Джигарханян и Козаков пообещали. Но обещания не сдержали. «И вот швыряю тортом в Джигарханяна, — рассказывает Александр Калягин, — вижу его лицо в креме… и не могу удержаться, плачу от смеха. Понимаю, что нельзя, но удержаться никакой возможности…»
Несмотря на то, что комедия о бразильской тетке полюбилась всему народу, киноначальство ее невзлюбило. Особенно не понравилась чиновникам Татьяна Веденеева. Они посчитали красавицу «тетю Таню» совершенно неубедительной и настоятельно советовали переснять дубли с другой актрисой. А Армена Джигарханяна с укоризной тогда спрашивали: «Как же вы, такой известный артист, и снимались в такой пошлости?»

Загрузка...