Как Сергей Кириенко устроил дефолт 1998 года и почему от него пострадали все кроме банкиров?

Ныне Сергей Владиленович Кириенко большая «шишка» в политических верхах. Но много лет назад это был обычный парень из профессорской семьи, родившийся в Сухуми, получивший образование в городе Горьком (Нижнем Новгороде), где ему посчастливилось познакомиться с Борисом Немцовым. Именно благодаря этой встрече Кириенко совершил головокружительный взлёт на политический Олимп и продемонстрировал выдающиеся качества борца за процветание частных банков России. Однако начнём по порядку.

Нижегородский бизнесмен

В 1990-е годы Кириенко сделал замечательную карьеру в сфере предпринимательства, финансов и бизнеса Нижегородской области. От генерального директора АО «Концерн АМК» (нам совершенно не известного) он вырос до президента нефтяной компании «НОРСИ-ОЙЛ».

Без преувеличения можно сказать, что звезда Кириенко была не самой тусклой на региональном бизнес-небосклоне. Но юноше хотелось большего. И ему помог стартовать в большую политику его друг Немцов.

В 1997 году Немцов привёл своего нижегородского протеже к Черномырдину и рекомендовал взять его на пост замминистра топлива и энергетики. Черномырдину Сергей Владиленович не понравился, но неугомонный Немцов настоял, и Кириенко получил важное кресло в не самом важном министерстве. Черномырдин не догадывался, что берёт на работу своего скорого преемника. Да а Кириенко этого тоже не знал. Он радовался переезду в Москву и обживал кабинет в Белом доме.


Политики большого масштаба

Кто виноват и что делать?

Между тем, страна находилась накануне кризиса. Пирамида ГКО, которую построили финансисты Черномырдина, готова была рухнуть при малейшем дуновении ветра, и этот ветер мчался в Россию с азиатского фондового рынка. Государственные краткосрочные облигации вот-вот начнут превращаться в мусор. Мировые цены на нефть уже болтались на уровне 10 дол. за баррель. Годовой бюджета России составлял около 20 млрд дол. Из этих денег нужно было как-то покрыть долг по зарплатам в 70 млрд дол. и расплатиться по совокупному внешнему долгу — около 170 млрд дол.

На этом фоне Ельцин отправил правительство Черномырдина в отставку, а 23 марта 1998 года назначил на его место Кириенко. Ельцин выбрал молодого худенького провинциала, видимо, потому, что у него не было, как тогда говорили, «президентских амбиций». В мемуарах же он писал (пером Валентина Юмашева), что на посту председателя правительства ему требовался молодой, энергичный и твёрдый политик.


Я доверяю вам действовать!

Два варианта и оба ни к черту

Когда Кириенко въехал в Белый дом председателем правительства, он с удивлением обнаружил, что доходы государства на мели и долги выплачивать практически нечем. Такая новость повергла его в изумление. Он, видимо, не знал, что предыдущее правительство постоянно влезало в кредиты. Ещё деньги занимали и за границей, а внутри страны продавали ГКО. Теперь, с падением цен на нефть и азиатским кризисом вся эта лавочка закрылась.

Кириенко решил провести девальвацию и снизить обменный курс рубля. Подешевевшими деньгами легче будет расплачиваться по огромному внутреннему долгу. Однако из-за этого пострадали бы коммерческие банки, которые тоже брали валюту за рубежом. Как пишет Л. Млечин, «девальвация лишила бы их возможности расплатиться. На дешевые рубли они бы не купили достаточного количества долларов, которыми надо возвращать долг».

«В начале августа 1998 года из-за падения цен на российские валютные бумаги банки оказались на грани банкротства. Частные банки и фирмы не могли вернуть кредиты, взятые в твердой валюте. Валютные запасы таяли на глазах. Четырнадцатого августа, в пятницу, российский валютный рынок практически прекратил существование».

Кириенко в 1990-е годы

17 августа 1998 года или ход конем по голове

В таких условиях можно было поступить двояко: мобилизовать все резервы, включить печатный станок и расплатиться с владельцами ГКО, то есть гражданами, которым государство обещало оплачивать покупку своих ценных бумаг, или провести девальвацию рубля и отказаться платить по долгам. Вопрос стоял, кому помочь? Выбор был, без сомнения, трудным.

Кириенко решил, что население переживёт нечестность государства, а коммерческие банки могут лопнуть. С экономической точки зрения, он, может быть, был прав, но с морально-этической — поступил скверно.

17 августа 1998 года был объявлен технический дефолт по основным видам государственных долговых обязательств. Одновременно правительство отказалось от стабильного курса рубля по отношению к доллару, ранее искусственно поддерживаемого и завышенного биржевыми интервенциями Центробанка России.


Валюты нет

Страна ударилась в панику

После обнародования правительственных решений в стране началась паника. Народ бросился скупать валюту. Вкладчики ринулись в банки за сбережениями. Банки стали закрывать обменные пункты. На заводах и в организациях стало нечем выплачивать зарплату — начались массовые увольнения рабочих.

Дефолт повлёк за собой спад производства и сокращение доходов населения. Сотни тысяч человек потеряли работу, резко выросла инфляция, упал обменный курса рубля.

Со временем стало ясно, что у решения Кириенко были и положительные моменты: началось масштабное импортозамещение, увеличилась конкурентоспособности отечественного производства.

Постскриптум

Но Кириенко не дождался этих новостей на своём посту. 21 августа 1988 года Государственная дума единодушно выразила недоверие правительству и потребовали его отставки. Воскресным днём 23 августа Ельцин уволил Кириенко с поста председателя российского правительства. Но осадок, как говорится, остался, и долго еще в народе называли Сергея Владиленовича «киндер-сюрпризом».