Впервые за 10 лет отказали пожить родственникам в Анапе и сразу увидели, какая на самом деле это родня

Жить у моря – это ужасно. Точнее для самих жителей-аборигенов – настоящая лафа, а вот иметь многочисленную родню со всех уголков страны, которые требуют бесплатного проживания – это ад. Особенно если жить в собственном доме, да еще с несколькими комнатами для сдачи в аренду незнакомым отдыхающим, чтобы заработать в сезон. Но, чаще всего, родня этого не понимает, особенно если она уже прикормились за несколько лет, посещая каждое лето «морских» родственников совершенно бесплатно.

Вот так и получилось в семье Романовых. Глава семьи Борис за двенадцать лет упорного труда бизнесмена, смог заработать приличную сумму денег, продал свою квартиру в средней полосе и купил домик в поселке рядом с Анапой, который со временем достраивался. Его жена Алла с сыном Васей тоже помогал, как могли, и вот тут-то и активизировалась вся родня до седьмого колена.

— Борь, привет, это твой троюродный брат Славик из Архангельска! Мы тут с женой хотели бы приехать, погостить у вас немного, недельки на две. Не откажешь? — голос был наглый.

Борису хотелось сказать: «Ну ты же мне отказал, когда я собирал деньги на первоначальный капитал для бизнеса, вот и ты иди лесом!». Но вместо этого Боря любезно согласился принять братца с его женой.

— Борь, привет! – это уже звонит родная сестренка Жанна. – Хотела приехать, но не получается, отпуск не дают. Прими там свою племяшку Ленку с ее двумя подружками. Ну а что, молодые девки, пусть себе резвятся и с парнями знакомятся!

И так постоянно – «то тюлень позвонит, то олень». Родители – это святое, если приезжала мать Бориса или отец с матерью Аллы, то для них была отельная комната. И то они приезжали сменами – сначала мать Бориса, потому что не любит жару, а во второй половине лета родители Аллы. А вот в остальных комнатах никак не получалось поселить отдыхающих на аренду и заработать на них, ведь уже с начала марта напирала многочисленная родня – и кто первый успел договориться, тот и ехал. Ладно, что делать, Боря открыл свой магазинчик хозяйственных товаров и разной мелочи по саду и огороду для частных домов.

Каждый год – настоящий ад, но хуже всего было с детьми и молодежью. Но если дети еще визжали и вытаптывали грядки, сметая с кустов ягоды, то с молодежью было гораздо хуже. С той же племянницей Леной, которая приехала с подружками. Девки молодые, двадцатилетние, но напивались они не в меру и кавалеры в их комнату через забор и окна лазили. Хуже всего – за них надо было отвечать перед Бориной сестрой.

— Борь, ну ты же дядя, а не конь с бугра! – возмущалась Жанна. – Приструни их хорошенечко! Пусть девки к 11 ночи возвращаются домой. Борь, я же не могу бросить работу и контролировать их!

Вереница родственников сменялась с одних на других. Дети пищали, молодежь гуляла, во дворе постоянно вычесывался лохматый пес тетушки Гали, и шерсть клоками летела по огороду. Племянницы выходили замуж, рожали и привозили свое новое поколение. Трижды за все эти десять лет приезжал Славка из Архангельска со своей вечно недовольной женой. Она рассчитывала, что ее будут обслуживать как в апартаментах, где все включено, а на деле – комнатка с одним окном и видом на яблоню. Готовить надо самой – плита на веранде. Когда заканчивался сентябрь, Романовы облегченно вздыхали.

— Ну все, хватит быть добренькими, — сказал жене Борис после очередного сезона. — Пандемия и всякие законы съедает мой бизнес, мы так долго не протянем. Родители, конечно же, святое, но следующий год остальная родня обойдется без моря, или уже пусть платят по соответствующей цене, как все отдыхающие. Никаких поблажек!

Первым в феврале позвонил Славик:

— Привет, Борь, так, нам с женой нужен июль, самое начало, двух недель достаточно. И знаешь, может быть, ты нам сдашь комнату слева, она просторнее? Или хотя бы в той комнатушке с яблоней ремонт забабахай, а то уныло как-то там!

— Слав, все, альтруизм закончился. Комнаты теперь у нас платные, если ты не согласен, то извини – будем сдавать в аренду отдыхающим. С бизнесом проблема, такие дела! – ответил Борис.

— Борь, ты чего? Шутишь? Что я теперь жене скажу, она уже отпуск на июль взяла! Да ты что, комнату зажал? Ну ладно, ремонт можешь и не делать! Все равно аренду платить? Ну ты и жмот, всегда в тебе это подозревал, да пошел ты со своей халупой! – Славка отключил телефон.

Следующим этапом был разговор с сестрой Жанной, самый неприятный. Она опять не могла приехать, но «комнату дочке с зятем и с внучками ты все же приготовь». Пришлось объяснять, что скидка будет, но платить все же придется – надо как-то капитал заколачивать! Вон уже звонки по аренде пошли.

— Борь, ты нормальный? Это же твоя племянница с семьей! Куда им ехать? – кричала в трубку Жанна. — Ты не понимаешь, что такое внуки и им чистый воздух нужен?! У вас Васька вон мореходку закончил и все время в морях, и семью заводить не собирается, ты даже не понимаешь, как важно вывозить детей на юг! Ты с ума сошел, что ты такое замутил с арендами и дерешь еще в три шкуры?!

В конфликт Жанна вмешала мать, которая со слезами просила сына одуматься, а потом и вовсе сказала, что она в солидарность с дочерью тоже будет бойкотировать сына и не приедет к нему в этом году. Ну что ж, на одну половину сезона есть еще одна комната. Звонков было много – некоторые родственники все понимали, но большинство были шокированы: что это значит – халява закончилась? Как так? Причем эти разговоры еще были задолго до сезона и покупки билетов.

Весть о том, что Романовы решили сдавать в аренду комнаты, раскололо родню на две половины: малая часть их оправдывала, но основная ругала за эгоизм и алчность. В основном баталии были в переписках и телефонных разговорах.

— Ну какой эгоизм? – говорила малая часть. – Они и так 10 лет ни с кого и копейки не брали! Был у них свой бизнес да сплыл! Как им выживать, если люди, живущие у моря, всю жизнь сезонной арендой жили?! Что-то вы не торопитесь платить Боре такие деньги!

— Это они косили под добреньких, не все так и бесплатно было! – отвечала большая часть.- Хоть они и не просили, но за свет брали, когда им деньги давали! Подарки опять же все привозили – Романовы же брали их и ничего! Обиднее всего – всем надо теперь планы менять! Что теперь делать? Совсем зажрались эти морские царьки!

— Не смейте ругать Боречку с Аллочкой, они хорошие! Они меня все десять лет с моим Тишкой принимали, ни разу не отказали! – так за Романовых больше всего заступалась тетушка Галя, у которой лохматый песик уже помер. Этим летом, в его первой половине, она одна была приглашена бесплатно пожить в пустующую комнату Васи, который был в морях. Тетушка старенькая и одинокая, по приезду ей был подарен еще один песик, правда, гладкошерстный, но тетя Галя была безумно рада подарку и бесплатному отдыху.

А с остальными? Да как хотят! Многие занесли Романовых в соцсетях в черный список, общаться с ними не желают. Неприятно, конечно, но всего лишь несколько месяцев до начала сезона выяснилось – кто есть кто из родни. Но, наверное, с такими родственниками и врагов не надо.