ПОСМЕРТНЫЙ ОПЫТ ВРАЧА, ВЕРНУВШЕГОСЯ К ЖИЗНИ СПУСТЯ ПОЛЧАСА ПОСЛЕ СМЕРТИ

Этот случай был описан в ноябрьском выпуске «Медицинского хирургического журнала Св. Людовика» за 1889 г. Статья рассказывала о внетелесном опыте доктора Уилтса Сиди из штата Канзас. Сиди заболел тифом. Его лечащий врач доктор Райнес констатировал, что затрудненное в течение нескольких часов дыхание полностью прекратилось на 30 минут, и на протяжении 4‑х часов не прощупывался пульс. Больной был объявлен умершим; колокол сельской церкви зазвонил по покойнику. Вспоминая свою собственную смерть, доктор Уилтс сообщил:

«Я вновь пришел в состояние сознательного существования и обнаружил себя без движения в своем теле, но между мной и телом более не имелось ничего общего. В первые минуты я с радостным изумлением разглядывал самого себя… со всем интересом врача я созерцал чудеса собственной анатомии, ясно отдавая себе полный отчет в том, что был живой душой того мертвого тела. Я рассуждал, что хотя я и умер, как предназначено человеку, но тем не менее я такой же человек, как и всегда. Я собирался выйти из тела и наблюдал этот интересный процесс разделения души и тела. Что касается цвета и формы, то я отчетливо помню, что на себя самого производил впечатление медузы. Я качался там и сям, подобно мыльному пузырю, приставшему к трубке, до тех пор, пока наконец не оторвался от тела и медленно поднялся туда, где я рос и расширялся. Мне казалось, что я стал полупрозрачным, голубоватым слепком. И так как я решил оставить свою комнату, то задел локтем руку одного или двух джентльменов, стоявших в дверях. К моему удивлению, рука прошла сквозь меня без видимого сопротивления, а разъединенные части слились снова, подобно воздушным соединениям. Я быстро глянул ему в лицо, чтобы узнать, заметил ли он прикосновение, но он не подал мне никакого знака, только встал и пристально посмотрел в направлении кушетки, которую я только что оставил. Я направил свой взор туда же и увидел свое умершее тело. Оно лежало все в той же позе, которая причиняла мне столько страданий; ноги были соединены вместе, и руки прижаты поперек груди. Я был удивлен бледностью своего лица… Я видел несколько людей, сидевших и стоявших вокруг тела и особенно обратил внимание на двух женщин, по-видимому, стоявших на коленях слева от меня, и понял, что они плакали. Я узнал их: это были моя жена и моя сестра…

Тогда я попытался привлечь внимание людей, чтобы утешить их и уверить в моем бессмертии. Я дурашливо поклонился им и поприветствовал правой рукой. Затем прошелся между ними, но увидел, что они не обратили на меня внимания. Эта ситуация поразила меня своим комизмом, и я рассмеялся открыто… Я понял, что происходит, и сказал сам себе: „они обладают всего лишь телесным зрением. Они не могут видеть духов и полагают, что то, что сейчас наблюдают на кушетке, есть я, но они ошибаются. Там не я. Я ‑вот, и я такой же живой, как и всегда”.

“…Какое прекрасное у меня самочувствие”,- подумал я. Всего несколько минут назад меня мучили ужасная болезнь и слабость. Так произошла та перемена, которая называется смертью и которой я так сильно боялся. Вот сейчас она наступила, и я нахожусь здесь, такой же человек, живой и думающий, да, думающий все так же ясно, как и всегда, и как хорошо я себя чувствую, и я никогда не заболею вновь. Мне более не придется умирать. И я с явным неудержимым буйством духов протанцевал «па», затем повернулся кругом и посмотрел в открытую дверь, где увидел голову своего тела рядом с собой».

Затем он описал, как его самого поднимали и легко проносили в воздухе чьи-то руки, поставив на дорогу, ведущую в небо, где он натолкнулся на три

«…громадных камня, преграждавших дорогу. Здесь я остановился, удивляясь, почему такая прекрасная дорога перегорожена таким образом. И пока я решал, что делать, огромное и темное облако, по объему равное кубическому акру, остановилось над моей головой. Я почувствовал, что в южной части этого облака присутствует Некто незримый. Эта некая духовная сила, по-моему, не имела формы, так как она наполняла собою облако, подобно какому-то обширному разуму… словно туман, тихо покоилась вокруг моей головы… мысли — но мысли не мои собственные — проникали в мой мозг.

Эти, как я сказал, мысли были его, но не мои: они, возможно, были на греческом или древнееврейском языке, и, против собственной воли, я находился под их воздействием, но как если бы ко мне обращались на моем родном языке, я понял: „все хорошо”. И это Существо объяснило мне: “Перед тобой дорога в Вечный мир. Вон те глыбы — граница между двумя мирами и двумя жизнями. Когда ты их переступишь, ты больше не сможешь вернуться в тело. Если твое дело на земле завершено, ты можешь пройти за преграду. Однако, если поразмыслив, ты увидишь, что… оно не сделано, ты можешь возвратиться в тело”. Меня соблазняло желание пересечь пограничную линию… теперь, когда я оказался так близко, я хотел пересечь эту линию и остаться… и занес левую ногу за черту. Но стоило мне это сделать, как маленькое, густое, черное облако возникло передо мною и направилось к моему лицу. Я понял, что меня остановили. Я почувствовал необходимость двинуться дальше или подумать о своем возвращении. Мои руки бессильно повисли по бокам, голова опустилась, облако коснулось моего лица, и ничего далее я не помню. Раньше, чем я успел что-либо подумать, и без видимого усилия с моей стороны, мои глаза открылись. Я взглянул на свои руки и затем на белую кушетку, на которой лежал и, понимая, что уже вернулся в тело, в изумлении и разочаровании воскликнул: “Что такое произошло со мной? Я опять должен умереть?” Я был крайне слаб, но все же нашел силы, чтобы рассказать о своих ощущениях, вопреки всем приказам соблюдать покой… Я скоро и благополучно выздоровел.

Есть много свидетельств, подтверждающих истинность вышеизложенного рассказа, поскольку вопрос идет о моем физическом состоянии. Мое состояние, как я его описал, а также все, что сказано о происходящем в комнате, действительно было. Я должен был, следовательно, все это так или иначе видеть».

«Верующий в Сына Божьего не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия» (Иоан.3:18).